Банкротство: современные проблемы и пробелы в законодательстве

Правительством Российской Федерации, 11 февраля внесен законодательный проект с правками в закон «О банкротстве». Вскоре, четырнадцатого февраля президиум Высшего арбитражного суда обсудил проекты постановлений о выплатах арбитражным управляющим. Несмотря на то, что данные правки имеют весьма узкую направленность, они способны спровоцировать очень оживленную дискуссию. Хотя, как показала деловая и судебная практика минувшего года, у обанкротившихся компаний и их кредиторов есть более серьезные проблемы, способные осложнить жизнь.

Банкротство

Банкротство

2012 год запомнился громкими банкротствами и судебными разбирательствами, которые тянутся с момента кризиса 2009 года. В перечне банкротство ряда банков и таких предприятий, как «Мегетского завода металлоконструкций», «АМТ-банка», «Иж-авто», «Павловскгранит», «Компания Капитал Тур», «Ланта-тур вояж». Во время этих громких разбирательств, стали заметны пробелы в законодательстве о банкротстве, которые, несомненно, скажутся на судебных спорах.

Все дело в том, что лица, аффилированные с должником, часто получают большинство голосов в реестре требований. Все эти требования подлежат удовлетворению в рамках дела о банкротстве. Но требования можно создать искусственно. К примеру, должник заключает договор займа, не собираясь возвращать средства, и тогда аффилированное лицо займет место в реестре требований кредиторов.

Вне сомнения, неправильно когда компании, чьи действия или могли вызвать банкротство, получают имущество компании. Но в соответствии с законодательством не запрещено включать требования аффилированных лиц в реестр. Современные суды очень часто ссылаются на отсутствие данного запрета, занимая наиболее выгодную для себя позицию. А решить проблему можно лишь законодательным путем.

Стоит так же отметить тот факт, что из реестра требований кредиторов крайне сложно исключить требования, которые уже внесены, даже если они каким-то образом нарушают закон. А исключение может быть необходимым тогда, когда суд включил требование в реестр кредиторов, не разобравшись предварительно в ситуации. Подобные недоработки судов, особенно с учетом системной перегрузки вполне объяснимы, ведь некоторые дела о банкротстве насчитывают десятки томов и даже больше.

Кроме того, до сих пор не определено точно, в каком порядке должны подаваться и рассматриваться такие заявления. При этом мотивация актов, отказывающих исключить требования из реестра, может быть самой различной. Веским аргументом может выступать то, что судебный акт, которым требование включалось в реестр кредиторов, оставлен без каких-либо изменений судами вышестоящих инстанций. Не менее распространенным аргументом является то, что у конкурсного кредитора нет права просить суд об исключении из реестра требований.

Учитывая все вышесказанное, становится ясным, что сегодня есть выраженная потребность в более четком законодательном регламентировании и принятии однозначных законодательных норм.