Члены ингруппы влиятельны

На данный момент существует огромное количество литературы, в которой определяется характер социального влияния, основанный на ингруппе. В ТСК предполагается, что именно члены ингруппы предоставляют людям социально валидную информацию — информацию, которая стоит внимания и систематической обработки. Именно на членов ингруппы, а не членов аушгруппы, мы обращаем внимание, и, в итоге, именно они нас убеждают.

Доказательства этой гипотезы предоставили Абраме, Уэтерелл, Кохрейн, Хогг и Тернер. В одном исследовании они применили классическую парадигму автокинетического социального влияния Шерифа, согласно которой кажется, что неподвижная точка света движется (как зрительная иллюзия), и участники, не знающие об иллюзии, оценивают амплитуду движения. Шериф наблюдал явное сходство в оценках, которые группы участников давали амплитуде движения во время серии экспериментов. Впрочем, если такое социальное влияние основано на группе, присутствие подгрупп должно влиять на появление сходства в оценках. Именно это Абраме и его коллеги и наблюдали, когда создали в парадигме две подгруппы. Оценки у двух подгрупп только расходились. Участники не руководствовались описаниями реальности членов аутгруппы, потому что только члены ингруппы, по их мнению, предоставляли достоверное описание реальности. Обратите внимание, что мы намеренно используем слово «реальность». Для нашего анализа лидерства не важно, что точка света не сдвигалась. Лидеры направляют мнения членов группы, определяют структуру группы и формируют такое видение, которому следуют другие члены группы. Впрочем, ничто из этого не обязано иметь более прочную основу в реальности, чем просто автокинетическая зрительная иллюзия. Важно то, что члены группы принимают мнения, структуру и замыслы лидеров, как свои собственные, как будто они реальны.

Ингрупповой характер социального влияния очень силен, и мы можем его наблюдать у детей уже в возрасте четырех лет. Грейс и Дэвид, например, просили мальчиков и девочек просмотреть видеозапись, на которой актеры играли с разными игрушками, не предназначенными для конкретного пола, производили особые действия и повторяли особые фразы. В зависимости от условия эксперимента, актерами были мальчики и девочки или дети одного пола и взрослые. Затем участникам-детям дали поиграть с такими же игрушками, которые они видели на видео. Основной вопрос был в том, за кем будут следовать дети? В соответствии с ТСК, дети следовали за членами контекстуально выраженной ингруппы. Когда актерами были мальчики и девочки, участники-дети следовали за действиями актера своего пола. Когда актерами были дети одного пола и взрослые, участники-дети следовали за детьми. Как и в исследовании, представленном выше, на четырехлетних Детей влияли члены их ингруппы.

На этом этапе мы могли бы задаться вопросом: не является ли влияние ингруппы просто эвристической и, по сути, бездумной публичной уступкой, а не систематической обработкой информации, ведущей к интернализации? Маки и Асунсьон исследовали этот вопрос, предоставляя студентам университетов сообщения, которые содержали сильные или слабые аргументы от члена университетской ингруппы или члена университетской аутгруппы. Как и ожидалось, большее влияние возникало в ответ на сообщение ингруппы, а не на сообщение аутгруппы. Все же, это влияние возникало, в первую очередь, в ответ на сильные аргументы — сообщения со слабыми аргументами ингруппы не приводили к социальному влиянию. Более того, участники лучше запоминали сообщения ингруппы, чем аутгруппы, что говорит о более систематической обработке первых. На конце, относительная благосклонность мнений участников о коммуникации в значительной степени прогнозировала степень социального влияния только в ответ на коммуникацию ингруппы. Если же говорить о коммуникации аутгруппы, то мысли участников о коммуникации не были связаны с их установками. Эти паттерны — это именно то, чего можно было бы ожидать, если бы социальное влияние, основанное на группе, было вызвано систематической обработкой и фактической интернализацией.

В общем, исследование социального влияния ясно показывает, что людей, для того чтобы они стали лидерами в группе — то есть для того чтобы они влияли на других без использования какой-либо формы власти над ресурсами (например, вознаграждений и наказаний), — должны считать членами ингруппы.

Члены ингруппы пользуются большим доверием, чем члены аутгруппы