Социальная идентичность и отношения «лидер — последователь»

В анализе социальной идентичности рассматривается не только восприятие прототипичности лидера, о котором было сказано выше, но и то, в какой мере поведение лидера направлено на благо группы. Хотя в данном анализе качеству отношений лидера с последователями не уделяется много внимания, он имеет конкретные применения для их изучения.

Основная идея заключается в том, что когда принадлежность к группе становится более выраженной в психологическом отношении, люди начинают характеризовать и воспринимать себя и других не в качестве уникальных личностей, а через призму группового прототипа. Кроме того, люди обращаются друг с другом по правилам группы, и межличностное взаимодействие все больше формируется и управляется прототипичными ожиданиями. Отношения между членами группы становятся настолько деперсонализированными, что партнеры по ним практически взаимозаменяемы. При таких условиях отношения «лидер — последователь» также деперсонализированы — с каждым членом группы лидер обращается как с прототипичным эквивалентом всякому другому.

Сопоставим это с неявно выраженной группой. В ней восприятие и поведение не основываются на прототипе. Люди воспринимают друг друга и взаимодействуют друг с другом гораздо более индивидуальным образом, признавая уникальные черты за собой, другими и своими отношениями. Отношения между членами группы настолько персонализированы, что партнеры по ним практически не взаимозаменяемы. При таких условиях отношения «лидер  последователь» также персонализированы — с каждым членом группы лидер обращается совершенно по-другому, чем со всеми остальными.

Таким образом, когда принадлежность к группе становится более выраженной, основа эффективного лидерства меняется с представлений о том, каким должен быть лидер, персонализированных отношений, индивидуальных предпочтений и пр. на групповую прототипичность, деперсонализированные отношения, коллективные предпочтения и пр. Явная выраженность наблюдается у групп с высоким уровнем единения, сильной сплоченностью, при внешней угрозе и принципиальной важности для Я-концепции. Кроме того, такие группы занимают положение меньшинств. В качестве примера можно привести солидную организацию, столкнувшуюся с насильственным поглощением или начинающую компанию, пытающуюся создать нишу на конкурентном рынке. Неявная выраженность наблюдается у групп с высокой разнородностью последователей и разногласиями по поводу того, что собой представляет группа, и каким должен быть прототип. У таких групп может не быть сильной сплоченности, высокого уровня единения, внешней угрозы и т. д. Сама группа более гетерогенна, а последователи обладают большей индивидуальностью.

От лидера неявно выраженной группы ожидают персонализированного обращения и связи с членами группы, поскольку члены группы большей частью воспринимают себя в качестве уникальных личностей. Если бы лидер обращался с ними как с взаимозаменяемыми членами коллектива, это вызвало бы отрицательную реакцию и не способствовало эффективному лидерству. От лидера явно выраженной группы ожидают деперсонализированного обращения и связи с членами группы, поскольку члены группы воспринимают себя в качестве членов группы, а не уникальных личностей. Если бы лидер обращался с ними как с уникальными личностями, это могло бы показаться несправедливым в плане процедурной справедливости и распределения поощрений и наказаний, или даже могло бы быть воспринято как попытка разорвать деперсонализированные связи между членами группы. От членов группы последовала бы отрицательная реакция, и это не способствовало бы эффективному лидерству.

Таким образом, в отличие от теории ОЛП, в которой утверждается, что эффективное лидерство основано на положительной межличностной связи между лидером и конкретными членами группы, в анализе лидерства на основе социальной идентичности утверждается, что эффективность лидерства при персонализированных или деперсонализированных отношениях «лидер — последователь» зависит от психологической выраженности группы для ее членов. Н основе этого можно сделать простое предположение. Когда принадлежность к группе становится более выраженной, отношения «лидер — последователь» становятся менее межличностными и более деперсонализированными, а эффективное лидерство в большей мере строится на деперсонализированных, а не персонализированных отношениях «лидер — последователь».